Наркология-101, кратчайший курс


Наркология-101, кратчайший курс
К написанию этой главы нас подвигло обилие соответствующих терминов в американском сленге.
Не будем себя обманывать, наркотики были всегда. Их употребление так же характерно для людей, как воинственность, религиозность или расизм. Причем все это обусловлено одним - стремлением человека к счастью.
Фундаментальная концепция об индивидуальном стремлении к нему (pursuit of happiness) не случайно зафиксирована в американской и, тоже не случайно, не зафиксирована в российской конституции.
Для того чтобы достичь счастья, так сказать, естественным путем, надо приложить массу усилий и иметь хотя бы немного везения. Но есть и другой способ - отключиться от действительности и кайфовать напрямую. Отсюда: "Веселие Русиесть питие". С этой же целью в Йемене традиционно жуют кат, в Боливии - листья коки, в Мексике заваривают пейотль, в Алжире употребляют гашиш ит.п. Национальные обычаи.
Нам, кстати, неоднократно приходилось объяснять американцам смысл русской традиции коллективного питья водки стаканами - не доходит. Им непонятно, что жизнь народа может быть из поколения в поколение настолько беспросветной, что главное традиционное удовольствие в ней - забыться, чтобы ничего этого не видеть.
По сути, и водка, и кока, и кат, и марихуана, и крэк, и героин - это все наркотики, хотя и разные по опасности и характеру действия. Опасность связана с биологическим (не социальным - против этого есть защита!) привыканием. Через определенное время в мозгу происходят необратимые изменения, переключение нейронов (rewiring), после чего к нормальной жизни практически нет возврата. Про алкоголь мы знаем - алкашей полно, но от рюмки за ужином алкоголиком станет не каждый. То же относится, например, к марихуане. Галлюциногены часто вообще не наркотики - к ним нет биологического привыкания. А вот с героином внутривенно ситуация совершенно иная. Именно здесь лежит объективный критерий, по которому общество должно решать, что именно и в какой степени криминализировать.
Вернемся к концепции счастья. Идти к нему естественным путем - долго и трудно. Но счастье - это ощущение. А все наши ощущения возникают в мозгу как ответ нервной системы на внешние раздражители. Реакция опосредованная, рационализованная, на сознательном и бессознательном уровнях - но все равно это взаимодействие нейронов. И вот вам предлагают сократить этот сложный путь (shortcut). Одна инъекция (shot) - и вы счастливы в недостижимой естественным путем степени. Два часа оргазма. И ничего больше вам в жизни не надо - потому что вы счастливы уже, ничего лучшего не бывает, и возврат после этого к тусклой действительности приобретает все черты не-счастья. Скорей обратно! Любой ценой! Вот и весь механизм. Обсуждать что-то всерьез с человеком, который побывал в раю и для которого вы лишь досадная помеха (или возможный источник средств) для возвращения туда - невозможно. Даже после косяка - глазки красные, реакция неадекватная, уплыл. О чем посерьезнее мы и не говорим - эти люди могут быть по-настоящему опасны, им деньги нужны на ближайший билет в рай. Зарабатывать же деньги приходится в реальной жизни, из которой настоящие наркоманы исключены (по американской классификации они unemployable).
В Северной Америке все начиналось, как и у нас, с алкоголя, с которым эпизодически пытались бороться. Даже сухой закон в двадцатые-тридцатые годы вводили.
Пить в итоге меньше не стали, только мафия на контрабанде спиртного поднялась.
Запрещать пить, конечно, бессмысленно, и вдвойне бессмысленно было это делать в США, где хотя алкоголики и есть (существует даже известная ассоциация анонимных алкоголиков - ААА), но массового алкоголизма, как у нас, нет и никогда не было. Слишком там люди рациональны и ценят реальную жизнь. Социальная выпивка (social drinking), снятие стресса после работы - это практикуется. Но они друг на друга смотрят, и потерять над собой контроль - позор. Так что если американец и напивается, то дома, за закрытыми дверями. В барах выпивают в основном для веселья и успокоения, а не ради драки с последующей полной отключкой. И потом, каждому ведь на своей машине домой ехать.
С наркотиками сложнее, избирательнее. Массовое их распространение началось с 60-х годов прошлого века, когда пришло поколение хиппи, детей-цветов, противников войны и американского империализма. Оно хотело порвать с рационалистической, консервативной традицией, в том числе и посредством так называемого расширения сознания при помощи химических препаратов. В англо-русских словарях сленга можно еще встретить перевод: "А" - наркотик ЛСД. Так действительно говорили лет сорок назад. Тогдашние ассоциации понятны: ЛСД - король психотропов, класс, полный улет. Но такие настроения (что важно - употребление наркотиков было тогда ненаказуемо) быстро прошли. Как странно сейчас в Америке смотреть комедии того времени про Чича и Чанга (Chich and Chung), читать тексты Тимоти Лири и всех тогдашних американских баянов ширяновых. Эта стадия давно позади (хорошая киноиллюстрация - "Форрест Гамп"). Все изменилось. Какой уж там "улет" при наличии законов типа калифорнийского "three strikes": трижды попался на марихуане - посадят в тюрьму обязательно (судья сможет повлиять лишь на срок - и то в небольших пределах). Наркотики, конечно, в ходу, но романтики вокруг них уже нет. ЛСД сейчас в основном называют просто "acid" (кислота). Какая романтика, когда в тюрьмах в США сидит народу больше, чем в России, и значительная часть - именно по наркоманским статьям! С курением там справились, антиалкогольная пропаганда тоже дает ощутимые плоды. Наркотики же пока лидируют среди способов получения кайфа. У нас, боимся, многое еще впереди. Новое российское поколение уже не так тяготеет к водке, но о наркотиках осведомлено явно больше поколения старого.
На цв. илл. , , (Граффити в наркоманском районе. Смысла особого в них нет, лишь отдельные слова типа "дьявол", "виагра", "наркотик" и т. д. иногда прочесть можно. Происхождение тоже непонятное, частично, скорее всего, бандитское. Так они иногда и свои зоны (areas, turf) помечают.) представлены избранные виды наркоманских мест. Сейчас в США война наркотикам (drug war) объявлена в качестве национальной программы, со всеми атрибутами настоящей войны, включая главнокомандующего и одуряющую пропаганду. Покупку наркотиков называют финансированием терроризма (что, как ни странно, правда - деньги от продажи тяжелых наркотиков перекочевывают в карманы коммунистических групп Латинской Америки). За употребление наркотиков многих сажают (в том числе по доносам американских павликов морозовых - наказали родители ребенка, а он возьми и настучи). Чтобы перекрыть доступ наркотикам, устраивают несанкционированные обыски, держат огромную сеть внутренней агентуры, вмешиваются во внутренние дела других стран (например, Колумбии, Боливии). Официальная политика - полное неприятие никаких наркотиков, абсолютно, без разбора (zero tolerance), с проверками на дорогах, серьезными неприятностями из-за унции дури (dope), обязательными лабораторными тестами при приеме на работу и в ходе работы.
И ведь все равно курят (smoke pot)! Потому что многие считают, что марихуана лучше спиртного: нет похмелья, чище кайф, успокаивает, снимает симптомы у безнадежных больных (рак, СПИД). Сторонников марихуаны в Северной Америке хватает. Их боевой клич - Legalize it!, причем тут все знают, что это it означает (см. рис. (Legalize it — лозунг сторонников легализации марихуаны)).
В Канаде сторонники наркотических свобод добились реальных успехов. Там эта проблема вообще воспринимается иначе, чем в США, скорее в медицинском, чем в полицейском плане. В Британской Колумбии официально существует даже небольшая Партия Марихуаны (Marijuana Party), и, по примеру европейских стран, на самом деле постепенно кое-что легализуют. Уходящий на пенсию премьер-министр Канады Жан Кретьен произвел настоящий фурор в США своим заявлением, что, мол, когда парламент окончательно снимет запреты, он обязательно марихуану попробует - интересно же. Флаг ему в руки, экспериментатору на старости лет. Но в США такое заявление убило бы перспективы его партии на выборах.
В Ванкувере, бывает, дурью несет на улицах, полиция отслеживает производителей с вертолетов с помощью инфракрасных детекторов (обогреваемые подвалы светятся). В то же время тяжелых наркоманов снабжают одноразовыми шприцами и организуют все больше контролируемых мест, где они могут свободно колоться. В США это представляется немыслимым развратом! Никаких разговоров с наркоманами вести не собираются, и средство видят одно - сажать. И что? В Канаде преступность несравненно ниже, общество спокойнее, а уровень наркомании ниже, чем в США. Стоимость нелегального экспорта марихуаны в США из Британской Колумбии недавно превысила стоимость легального экспорта древесины и ее производных - ранее основного товара. При этом тоже народ смешанный и культура очень близкая (большинство канадцев с этим не согласится - ну и пусть, со стороны виднее).
Нет никаких сомнений, что России предстоит пройти тот же путь в плане наркотиков, если общество и страна будут более-менее открыты. Это везде одинаково, а наша близость к Афганистанам-Таджикистанам очень напоминает близость Северной Америки к Южной. Насколько далеко страна пойдет по этому пути и с какими последствиями, зависит от народа и от политики администрации. Как мы только что показали, варианты могут быть разными - даже из числа приемлемых (и в США, и в Канаде ситуация с наркоманией и ее последствиями поддерживается на приемлемом уровне).

American slang. English-Russian dictionary. 2014.